книга
Кровь Животных
Летом 2014-го мы с Никитой Шоховым и Василием Поповым сделали 80 картинок для поэтической книжки Гали Рымбу. Издатель Илья Данишевский книгу так и не опубликовал. Хотя обещал (и платил гонорары).
***

говорят, белый хлеб едят в городах когда нечего есть или
нечего есть отдельному человеку, тогда
он в больших количествах ест
белый хлеб, набивает кишки
мякишем, коркой и если ситуация позволяет
дешевым майонезом толстые смазывает куски
или макает в горячую водичку с бульонным кубиком
он ест и ест белый хлеб, набивает кишки
врачи говорят, что именно белый хлеб
способствует застою каловых масс
в кишечнике, каловых образованью камней, которые
могут жить там, годами, отравляя,
внутри бедняков живущий кал,
их серые лица и тёмный оскал
дрожанье рук в малосемейке над газом
и лампы серого цвета в изголовье постелей их, китайские
бра
вперемешку с иконами, постерами звёзд,
тонны белого хлеба в мыслях их,
в моих мыслях слипшийся
мякиш, буханки горячие, чёткие и
страх страх страх

в тринадцать лет заходя в магазин страх
неудобно невыносимо перед знакомым красивым парнем
просить продавца дайте частично в долг
булочку белого, 4 рубля я отдам сейчас,
а два занесу потом
а продавщица в ответ: «да возьмите горячего серого»
да, но серый ведь лучше есть со сметаной, с борщом,
а где взять борща
ведь для борща нужно мясо
мясо
невинных жертв режима или
просто животных
кричащих коров под дождем
в деревне сибирской
над районом ноябрьской ночью
жужжание, первый морозец и холодно спать
холодно дома дышать и слышно
как в тёмных домах кричат и скрипят
кишки наших людей
как в пекарнях ночных он, гудя, выпекается сам,
издеваясь, кривляясь, ломаясь
в черных алясках, в штанах адидас
рано утром по темному льду на остановки идущих,
пахнущих газом, дикая песня —
да, тех, что поддерживают режим,
вам сказали, но так выходит,
что кишечники взяли своё,
а в лицах — совсем другое
или студентки мы — с Леной, несколько лет, бегающие

в «Пятерку» за
белым, жрущие как попало, огромные, с толстыми ляжками,
тучные, вечно, жирные и голодные,
желающие пожрать
этот хлеб, картонный московский хлеб для неуспешных,
пекарен вне
бельгийских, французских, с кунжутом и солью морской,
для гандонов гарцующих по тверской
и мы даже не знаем кем он был приготовлен
чем смазан, с каким трудом,
больше ста лет не видели хлебных печей, и сами мертвы,
не исключено,
что это вовсе не хлеб, его не пекут, не месят,
а черт знает что, во сне,
на берегу моря, в шикарной гостинице, худой загорелой
мне,
всё, что связано с хлебом приснилось мне.


Made on
Tilda